Наверное, нужно как-то объясниться. Мой блог периодически приходит в запустение и возрождается снова, но в этот раз у моего отсутствия были свои причины. Это был не самый легкий период в моей жизни... Во-первых, что-то вроде творческого кризиса. Затем операция на щитовидной железе. А еще моя кошка умерла (спи спокойно, Дусенька), ей было пятнадцать лет и я не помню своей жизни до нее. Последние дни были ужасными, и я почувствовала облегчение, когда все закончилось - это был день закрытия Паролимпиады в Сочи - и еще долго после у меня в ноздрях стоял запах гноя, даже когда цвели первые весенние цветы и я стояла на оживленной остановке посреди автобусных выхлопов. Можно сказать, это разбило мне сердце: сознание того, что все закончилось так. 

А начиналось вот так.


Сразу после - госэкзамены. Сдала не самым лучшим образом, ну да ладно, я вообще не надеялась, что смогу хоть как-то сконцентрироваться после трех недель в Семашко и случившегося с котейкой. До сих пор удивляюсь тому, что смогла все-таки собраться с мыслями и написать дипломную работу, даже защитить ее на "отлично". Честно говоря, не ожидала. Что ж, надеюсь, я внесла свой скромный вклад в решение проблем сохранения объектов культурного наследия в России... хотя моя эйфория от этого скромного достижния развеялась, когда пару дней назад на Студеной снесли очередной деревянный особняк XIX века. 

На выпускной не пошла. Такие мероприятия не для меня... Да и чему особенно радоваться, диплом синий, к сожалению, пару раз со мной очень несправедливо поступили (и я говорю это не потому что обижена, а потому что это правда). Когда я сидела на официальной части выпускного и слушала восторженные речи о своих однокурсниках... Мне показалось, что я там совсем чужая и несмотря на то, что еще пять лет назад я отлично знала, что юриспруденция - это не мое призвание, со временем стало очевидно, что это еще мягко сказано. А призвания никакого у меня видимо нет. Ну что ж, по крайней мере мне больше не нужно ничего учить. 

The Paradise | Дамское счастье. S2 (2013)

Нужно уметь ставить точку. Кажется, скоро я начну произносить эти слова настолько часто, что мои знакомые будут заканчивать их за меня и многозначительно закатывать глаза, как только я открываю рот. Нет, ну в самом деле. Все можно понять: и коммерческий интерес, и рейтинги, и интересы зрителей, привязавшихся к героям, но подчас нет никаких сил наблюдать очередную попытку выжать еще что-нибудь из уже рассказанной на экране истории.

Второй сезон «Дамского счастья», как мне казалось, как раз такой случай. Когда я узнала, что в BBC дали добро на продолжение, я испытала сначала искреннее изумление, поскольку уж где, а в Дамском-то счастье тема казалась раскрытой на все 200%, а затем  обиду за «Час» и другие хорошие телесериалы, которые были закрыты самым несправедливым образом. Первый сезон «Дамского счастья» я, в общем-то, высоко не оценила, однако он относится к тому примечательному сорту сериалов, которые будто согревают тебя вечером не хуже доброй чашки черного чая с сахаром, какая бы ахинея не происходила на экране (впрочем, в разумных пределах). К тому же, где-то в глубине души теплился какой-то интерес относительного того, что могло происходить с героями дальше. 

Итак, оказалось, что после демарша, который устроил Морей, он был с позором изгнан из Парадиза и отправился в Париж, так сказать, повышать квалификацию, однако спустя год или около того был приглашен лично Кэтрин Гленденнинг обратно, ибо бизнес без своего капитана явно был готов сесть на мель, и нужно было исправлять ситуацию. Возвратившись, Морей обнаруживает, что его бывшая невеста вышла замуж за военного в отставке Тома Уэстона, героя боевых действий в Индии, который теперь владеет не только ее сердцем, но и Парадизом. Человек этот явно не из простых, как в прямом, так и в переносном смысле, и они с Мореем при первой же встрече понимают, что хотят друг от друга избавиться, причем поскорее. Тем временем и отношения Морея с Денизой дают трещину: душа девушки просит умственной работы, генерации идей, творчества, что идет вразрез с ожиданиями Морея, который видит в ней только свою маленькую победительницу. 

Короче говоря, сценаристы решили разыграть старую замусоленную карту и сделать лейтмотивом второго сезона тему зарождения идей феминизма. Да еще и эта вульгарная француженка. В общем, первые пару серий я бы откровенно проскучала, если бы не началось кое-что интересное. А именно, весьма небезынтересная сюжетная линия семейной жизни Кэтрин и Уэстона. Если в первой части зрителю предлагается сочувствовать Денизе, и смотреть исподлобья на стервозные поступки Кэтрин, то во втором сезоне ее личность раскрывается под влиянием антагонизма Тома Уэстона. Как он с ней обращался! Печально, что единственной отдушиной этого брака для нее становится маленькая дочь мужа. Впрочем еще  печальнее было наблюдать за ее общением с Мореем. Позже, конечно, она признается мужу, что эта страница ее жизни навсегда закрыта. Ой ли? Не могу не вспомнить свои эмоции от персонажа Морея и не отметить, что, пожалуй, особенных изменений они не претерпели. Про первую жену Морея все благополучно забыли, будто ее и не было, с Кэтрин он снова обошелся не лучшим образом, да и с Денизой можно сказать ни бе, ни ме  целый год она провела в одиночестве под прицельным огнем сплетников, и после его возвращения ничего не изменилось. Впрочем, это интересный сюжетный ход в сравнении с другими сериалами, где все заканчивается сахарно, и герои как правило противостоят только внешним силам и другим людям, но не друг другу.

Однако не могу не отметить, что несмотря на это, финал показался мне по меньшей мере странным. Сколько еще лет Морей с Денизой  собираются провести в статусе "влюбленных"? Сценаристы фактически оставили своих протагонистов в подвешенном состоянии и сюжетная линия остается недосказанной. Он будет в Парадизе, она  в магазинчике кремов и косметических масел, и они будут улыбаться друг другу, прогуливаясь по улице, и ходить друг другу в гости. Так что ли? Почему, если Денизу так волнует невозможность для женщины заниматься своей карьерой и быть вместе с любимым мужчиной одновременно, и раз она способна бросать обществу вызовы, она не борется за свое право быть любимой и быть успешной? Или на это не хватило даже ее смелости? Может, это даже ей не пришло в голову?

Еще один минус сериала, который обострился во втором сезоне ― откровенное невнимание создателей к деталям реалий жизни викторианского общества. Все здесь общаются друг с другом почти на равных: мужчины с женщинами, начальники с подчиненными, представители высших классов с босяками. Все так же дерзкая на грани неприличия Клара, вдруг распахивающая объятия Денизе. Появляются необычные герои, например, чернокожий фотограф. Так бы реагировали на чернокожего человека в конце 19-го века? Что, даже никто не обернулся ни разу? Сомневаюсь. Возник вопрос и о социальном положении Денизы, ведь их отношения с Мореем стали достоянием общественности, но замуж за него она не вышла. Уэстон называет их «любовниками», и хотя это слово вполне может нести нейтральный оттенок, я как-то привыкла, что любовников должны объединять и физические отношения. Однако ей никто и слова резкого не скажет. Даже Клара, которая, кстати, тоже состояла в отнюдь не платонической связи с Мореем, и в одном из эпизодов Кэтрин проводит знак равенства с ней по этому признаку. Ну знаете, еще бы обсудили, каков он в постели... Все-таки, если сюжет рассказывает о событиях вековой давности и дальше ― создатели, будьте добры проявить больше внимания к тому, что происходит на экране.

Кстати о Кларе. Создатели вроде как забросили удочки к развитию ее персонажа, но в конце концов просто сдулись. Маленькая сюжетная линия с фотографом Кристианом Картрайтом, впервые заглянувшем в ее душу, а не в декольте. И опять ничего. В общем-то, Клара существует только для того, чтобы отпускать пикантные замечания по поводу происходящего. Другие персонажи второго плана выполняют функции подставок для зонтиков: что-то говорят, стоят, создают фон, заполняют пространство между коммерческими махинациями Морея и взаимоотношениями героев поважнее. Хотя, пожалуй стоит отметить уход Руби Бенталл ― круглолицей продавщицы Полин. Нишу этого персонажа заняла Сьюзи (Кэти Мур), а набор персонажей второго плана был разбавлен еще и появлением колоритной поварихи Миртл (Лиза Милетт). В остальном от перестановки слагаемых сумма не изменилась совершенно, несмотря на то, что в сравнении с Полин Сьюзи ― менее примечательный персонаж. А вот в числе главных героев появился Том Уэстон (Бен Дэниэлс), и надо сказать, образ получился весьма выразительный. Сериалу не хватало такого антагониста как Уэстон, его появление дало толчок к развитию в нужном направлении. И особенно понравилось, что персонаж этот не одномерный: вызывает неподдельный интерес и отторжение в одно и то же время.

Уф. Что-то много текста у меня вышло, пора закругляться. Становлюсь сентиментальной: вот вроде говорила, что сериал так себе, а все равно немного жаль расставаться с героями, даже с теми, кто не нравился. Закончив смотреть этот милый и простой сериал, понимаешь, что хочется чего-нибудь в этом духе, для домашнего просмотра. Наверное, стоит все-таки досмотреть когда-то брошенный на третьем сезоне «Ларк Райз против Кэндлфорда»?

«Беркли-сквер» // Berkeley Square (1998)

Беркли-сквер. Площадь в сердце лондонского Уэст-Энда, обитель лучших аристократических семейств Лондона, оплот респектабельности и достоинства, где, казалось бы, не может произойти ничего из ряда вон выходящего. Три совершенно непохожих почтенных семейства и три абсолютно непохожих девушки, устроившихся в эти семейства нянями: каждую привели в эти дома свои обстоятельства, будь то уверенная теплая рука судьбы или лабиринт терний, за очередной колючей стеной которого забрезжил слабый спасительный огонек. А что дальше? Дальше ― жизнь. Ежедневный труд, терпение, любовь, крепкая дружба, с трудом обретенное счастье и новые повороты судьбы.

Сериал, рассказывающий эту историю, состоит всего лишь из десяти серий. Снят под занавес 90-х, выдержан в неторопливом темпе «адажио», картинка камерная, теплая ― согревающая нас, избалованных четким изображением 21-го века, долгими вечерами. Хоть ему и проставлен на IMDb тэг «драма» ― на деле это совершеннейшая мелодрама, заставляющая чувствительного зрителя наблюдать витиеватые повороты жизней героев и неутомимо переживать за их будущее.

Интересно звучит? Что ж, в таком случае мой вам совет ― не читайте дальше. Чем меньше знаете перед просмотром о сюжете этого сериала, тем интереснее он смотрится.

Важно отметить, что поставлено это телевизионное действо по оригинальному сценарию, написанному уже не в начале, а в конце 20-го века, что обуславливает пусть и легковесный, но все же минус сериала для меня ― некоторые поступки героев несколько дисгармоничны с эпохой. Хотя тут можно вспомнить и простоватые декорации, слишком простые для того, чтобы сойти за интерьеры самых богатых домов Лондона. Впрочем, впечатления от просмотра это не портит.

А вот актрисы, кажется, неплохо понимали своих героинь, поскольку их игра кажется вполне искренней и раздражения не вызывает. Вот Мэтти (Клэр Викки) ― профессиональная няня, оказавшаяся в доме Сент-Джонов с великолепнейшими рекомендациями. Мэтти сосредоточена на своей работе, на воспитании аристократических крошек... но такое ли железное у нее сердце? А любовь уже готова постучаться ей в дверь, да и приверженность долгу дружбы поставит Мэтти перед необходимостью морального выбора. На мой взгляд, Мэтти ― один из самых интересных с точки зрения психологии персонажей, и ― увы ― самый лаконично прописанный. Сценаристы припасли для нее свою пригоршню испытаний, но прошлое ее туманно, и о нем нам почти ничего не известно. В настоящем же Мэтти напомнила мне пойманную в силки птичку, в силу своей неопытности не ожидавшую опасности. 

А вот Ханна (Виктория Смёрфит), в прошлом ― горничная столь же богатой, сколь и спесивой леди, она познала любовь и потеряла ее. Главной ценностью, стимулом к жизни и главным же секретом для нее, изгнанной из деревни, где чистота нравов блюдется с завидной фантазией и энергичностью, стал сын Билли. Работая няней в богатом семействе, она вынуждена скрывать его, оставив на попечении добросердечной женщины-иммигрантки из лондонских трущоб, и отдавать свою нежность господским детям, под неусыпным оком строгой, если не жестокой, старшей няни. Впрочем, так будет недолго...

В отличие от своих подруг, деревенская девушка Лидия (Табита Вади) не хватает звезд с неба и должность няни для нее ― способ обрести лучшую долю. Но сколькому же нужно научиться! И старая няня, воспитавшая хозяина дома, вечно недовольна: зачем ей дополнительная пара молодых рук, если она и сама еще не так стара и со всем может справиться сама? С трудом обретя худой мир в доме на Беркли-сквер, Лидия становится чужой в собственном. А потом к молоденькой девушке начинает присматриваться хозяйский сын, и его страсть принимает угрожающие, темные оттенки. Впрочем, несмотря на это, история Лидии ― скорее незамысловатая и житейская. 

А еще сериал рассказывает о господской жизни. Только нанимателей девушек занимают совсем другие заботы. В одном из семейств лодка семейного быта, кажется, дала приличную течь под названием adultère, и этой сюжетной линии посвящается большая часть экранного времени. Хотя и не уверена, что эдвардианское общество, зорко отслеживающее нарушения благопристойности, спустило бы миссис Сент-Джон прогулки за руку со своим любовником в публичном парке и посещение отельных номеров тет-а-тет... Но простим это сценаристам. А другое семейство перешло под управление второй жены хозяина, деятельной американки, пока тот, кажется, несмотря на седины, никак не может расстаться с воспоминаниями о своем детстве. Третье же семейство более напоминает армейские казармы, ― пока хозяева не отбывают в Индию, оставляя запуганное спартанскими порядками потомство под управление преданной дисциплине до зубовного скрежета старшей няни Симмонс. И здесь границы между сословиями сотрутся совсем неожиданным образом... 

Я уверенно поставила сериалу оценку «8». Для меня это показатель неплохого, притягивающего к экрану в свободные часы, но непримечательному в сравнении с некоторыми аналогичными образцами, сериала. Да, действительно неплохо. Снято без пошлости, так что подходит для семейного просмотра. Персонажи живые, не плоские, им хочется сопереживать. Точнее... хотелось до определенного момента. Было одно обстоятельство, которое нанесло прицельный удар по моим впечатлениям от сериала. А именно, эгоистичный поступок Ханны. Надеюсь, все, кто дочитал до этого момента, готовы к наличию намеков на развитие сюжета, поэтому говорю прямо: трудно отнестись с пониманием к ее поступку, к подмене ребенка. Она объясняет свои действия любовью к своему сыну, попыткам спасти его от грозящей опасности. Но позвольте... подобным образом можно было бы оправдать любой поступок. В конце концов, она могла бы убить ребенка господ и затем подменить его своим, объяснив это материнской заботой. Но так нельзя. Защищая свое дитя, она растоптала надежды матери другого ребенка, который, если бы все не открылось, остался бы лежать посреди неопрятных посадок заднего двора кривого домишки в лондонских трущобах, и никто бы не заплакал о нем, не помолился о его душе. Впрочем, почему «бы»? Так и вышло. Ханна и себя загнала в угол, оказавшись нянькой при собственном ребенке, позволила уйти от ответственности детоубийце, подвела под виселицу женщину, обвиненную в преступлении, которого она не совершала. Как она собиралась из этого выпутываться? И как теперь ей с этим жить...

Ну и подводя итог, нельзя не упомянуть многочисленные сетования зрителей на подвешенный финал повествования и жажду продолжения. Знать точно я, конечно, не могу, но  мне не показалось, что создатели замышляли продолжение истории. Клубки сюжетных линий распутались, давая зрителю возможность представить конец соразмерно своему воображению и жизненному опыту... и их концы переплелись снова. Знакомый нам по старым советским фильмам формат киноповести: все, что должно быть сказано ― сказано, а что осталось за пределами хронометража ― уж простите, это жизнь... рассказать всю ее невозможно, иначе можно было бы следовать за героями до старости, а затем и за их наследниками, и за их наследниками и дальше до конца времен. 

А, и еще: я взяла на себя смелость сделать парочку скриншотов из сериала. Дело это непростое, поскольку картинка качеством не отличается, но поверьте мне, оно куда лучше, чем можно подумать, судя по скриншотам. По крайней мере, я смотрела на экране телевизора с большой диагональю экрана, и никакого дискомфорта не почувствовала.